Сегодня: г.

Как России ответить Украине на энергоблокаду Крыма

Известный экономист Михаил Делягин объяснил в эфире Радио «Комсомольская правда», какие меры нужно предпринимать в отношении Украины в ответ на энергоблокаду Крыма. 

Челышев:

— Доктор экономических наук Михаил Делягин в нашей студии. Здравствуйте, Михаил Геннадьевич. С чего предпочтете начать сегодня? Событий много, к сожалению.

Делягин:

— Давайте по порядку. Чего там стряслось?

Челышев:

— Давайте тогда начнем с Крыма. Потому что опоры подорвали.

Делягин:

— Мы с вами уже обсуждали, по-моему, даже не один раз, что наша доблестная бюрократия занимается черт-те чем. И реально развитием Крыма занимается крайне недостаточно. То есть они решили те проблемы, без которых было невозможно жить прошлым летом, и дальше наступила большая длительная пауза. Помните, мы с вами рассказывали, что вот мы с вами вдвоем на лодочке какой-нибудь смогли бы кабель кинуть через Керченский пролив самостоятельно.

Челышев:

— Было дело.

Делягин:

— Безусловно, было некоторое преувеличение творческое. Потому что нужно все-таки поставить две трансформаторные будки, плюс это высокие мощности. То есть это не трансформаторные будки, это серьезные трансформаторные подстанции, но принцип от этого не изменился. Вот в связи с этими событиями уже все сказали все, как есть, уже все сказали об этом конкретно. Раньше говорили мельком, теперь уже заговорили конкретно. Оказывается, только этим летом они согласовали проект. Воссоединение Крыма – это, если совсем грубо, 18 марта. Ну, хорошо, два месяца – это эйфория. Два месяца – это организационные вопросы. Вот, значит, 18 мая. Больше года занимались согласованием проекта, разработкой проекта по абсолютно необходимой вещи. Я напомню, что в блокадный Ленинград по дну Ладожского озера в условиях войны и катастрофы общенациональной линии электропередачи проложили за полтора месяца. Чуть больше – 48 дней, по-моему. Точно не помню.

Извините, у нас здесь никакой войны, никакой катастрофы. Правда, правительство Медведева можно оценивать по-разному, но я оцениваю все-таки его оптимистично. Я не готов считать правительство Дмитрия Анатольевича Медведева катастрофой, сопоставимой с войной и разрухой, и паникой. Вот они этим летом закончили разработку проекта и начали его осуществлять. Сообщалось, что первая линия энергомоста на 400 мегаватт, которая, в принципе, закрыла бы неотложные нужды, должна была быть в декабре. Естественно, мы все понимаем, что декабрь – это не первое, а тридцать первое. А то, что делается под Новый год, делается понятно как. Я живу в доме, который был принят госкомиссией 30 декабря. И я могу рассказать про эту тему много. После чего уже появились сообщения, что планируется ввести в январе. Но все-таки последние сообщения – что на неделю раньше, вот 23 или 24 декабря будет. Сейчас, слава богу, в Крыму 25 градусов. Тепло, по-разному, где-то 20 градусов. Мне из Керчи пишут, что температура в квартирах 25 была вчера.

Тем не менее, понятно, кто такие киевские нацисты. Понятно, кто такой выродок татарского народа господин Джемилев. Понятны все остальные эти замечательные ребята. А вот наше государство – это кто? Они не два года, но полтора года люди занимались художественным свистом и оформлением бумажек. Что, было непонятно, что начнется блокада? Просто интересно, кому из этих людей это было непонятно. А полностью потребность в украинской электроэнергии, знаете, когда должна была быть закрыта по планам доблокадным? В июне следующего года. Уже во время туристического сезона. Потому что брали с Украины на пике, там, по-моему, 800 мегаватт. 330 своих, но в этих 330 и дизельные генераторы, и чего там только нет. И возникает детский вопрос: а кто-нибудь за это будет наказан? В Уголовном кодексе Российской Федерации есть не только статья «Терроризм». Кстати, вот интересно, а почему у нас организация, к которой принадлежат все эти люди, взрывающие ЛЭП, до сих пор не признана террористической организацией? Люди занимаются терроризмом. Люди занимаются терроризмом открыто, официально, блокады устраивают. Что, это клуб любителей кактусов? Филателисты? Почему российское государство, которое так любит бороться с экстремистами, 282-я статья у нас работает, некоторые даже «русской» статьей ее называют, а почему люди, которые занимаются терроризмом, которые оставляют без света 2,3 млн. человек в Крыму и в Севастополе, допустим, в Севастополе свои мощности, но тем не менее. А где правовая оценка? И что-то в новостной ленте ни звука про это не слышно. У меня здесь вопросы не к бандитам и не к нацистам, к ним один вопрос реально: а чего так поздно? У них там свое безумие. Понятно, им не до этого. Они пляшут и радуются, что они не москали. Это понятное занятие.

Мы вроде бы перестали поставлять им уголь. Слава тебе, господи. Дошло до людей. Потому что российское государство, насколько я могу судить, нацистскую власть в Киеве спасало трижды. Сначала прошлой осенью не стали досрочно истребовать долги. Потом стали им газ давать со скидкой. И господин Новак совсем недавно говорил, что чего-то нам украинцы не платят, ну, значит им авансом будем предоставлять. Это что, значит, получается, опять мы их спонсируем? Уголь стали давать зимой, потому что, видите ли, они Донбасс разбомбили, убивают там детей и женщин, бомбят шахты, поэтому, видите ли, они, бедные, бомбят шахты, у них от этого угля им не хватает. Вот чтобы им зимой не мерзнуть оттого, что они убивают людей, чтобы они могли в тепле и холе при свете убивать людей, вот мы им поставляли уголь. Вот три раза подряд спасали. Это я знаю.

Челышев:

— Беда-то в том, что убивают одни, а мерзли бы от холода на Украине совершенно другие люди, которые, возможно, автомата в руках никогда не держали. И не плясали о том, что они не москали.

Делягин:

— Простите, пожалуйста, преступления всегда совершает некоторая часть людей. И было очень много в Африке исследований, президент страны – людоед, а народ голодает, давайте мы народу поможем. Выясняется, что народу помочь нельзя. Потому что все, что дается на гуманитарную помощь, все равно достается этому людоеду.

Челышев:

— Михаил Геннадьевич, продолжим разговор о блэкауте в Крыму.

Делягин:

— Мы говорили о людях. Но единственный способ сделать жизнь людей нормальной на Украине – это сделать так, чтобы они создали себе нормальную власть. Потому что нацизм нерентабелен. И при нацистской власти 40 с лишним миллионов украинцев будут медленно умирать. Вопрос только в скорости умирания. Потому что экономика там разрушена и будет разрушаться дальше. Ничего другого эти пляшущие кровавые клоуны сделать не смогут. И я считаю, что мы должны применить к Украине абсолютно европейский подход. Тот самый подход, который Европа применяет к нам. В чем суть подхода Соединенных Штатов Америки и Европейского союза к сегодняшней России? Давайте экономическими мерами нанесем России максимальный ущерб, — это все говорится совершенно открыто, не стесняясь, просто чуть более вежливыми словами, — для того, чтобы люди жили так плохо, чтобы они свергли эту власть, которая нам не нравится, и отдали власть нашим ставленникам, как в 90-е годы.

В чем разница правильного российского подхода к Украине и европейского и американского подхода к нам? Нам не нужно, чтобы Украиной правил пророссийский политик. Нам нужно одно, чтобы Украиной правил проукраинский политик, который будет исходить из интересов самой Украины. Как только украинские руководители захотят развивать украинскую экономику и повышать уровень жизни украинцев, а не уничтожать их, после этого никаких содержательных проблем у нас не возникнет. У нас будут споры исключительно коммерческие, как у нас сейчас идут споры с белорусами. На протяжении последних десяти лет мы регулярно ругаемся по коммерческим вопросам. При этом ругаемся так, что в стратегическом отношении мы являемся лучшими партнерами, и со стороны мало кто чего замечает. Но для этого нужно понимать, что если вы пытаетесь заботиться о людях, которые живут на Украине, у вас не получится. Потому что те деньги, которые вы им будете давать под видом скидок на газ, под видом сравнительно дешевого угля, еще чего-то, вы будете у них продукты покупать, эти деньги будут у них забираться украинским государством, тратиться на пропаганду русофобии, на разжигание ненависти, на организацию массовых убийств. Других функций у сегодняшнего украинского государства нет, по определению. Они линию электропередач вторые сутки починить не могут.

Поэтому здесь ситуация очень простая. Мы имеем акт терроризма. Отлично, всякое бывает. В Париже тоже террор. У нас тоже бывает террор. Реакция украинского государства? А никакой реакции. Причем, если посмотреть, как происходили дела, там взорвали все четыре линии электропередач, но по двум электроэнергия еще шла. И приехал «Правый сектор», который взял эти линии электропередач под охрану, чтобы там никого током не ударило. После чего приехала полиция, выгнала «Правый сектор» — экстремистскую, террористическую организацию, между прочим. Выгнала террористов из «Правого сектора», которые, судя по всему, действительно что-то там про Украину думают и хотя бы заботятся, чтобы людей током не поубивало. Какой-то полковник полицейский при этом пострадал. И после того, как они прогнали плохих террористов, вот после того, как так называемые правоохранительные органы государства Украина взяли ситуацию под контроль, вот именно после этого передача электроэнергии прекратилась окончательно.

То есть мы имеем ситуацию, когда это сделало украинское государство. Если это сделало не украинское государство, ну в чем проблема? Они считают людей в Донбассе террористами. Мы видим, что они творят на Донбассе. И никакое перемирие не помогает, там убийства возобновились несколько дней назад. А что мы видим вокруг этих линий электропередач в пустынной степи? А ничего не видим. Так что это не терроризм каких-то там отморозков, которые скачут. Это терроризм украинского государства, которое само скачет. И вопрос, который сейчас должен бы быть задан. В воскресенье утром, как только проснулись первые ласточки в соответствующих учреждениях: господин Порошенко, тут некоторые по недоразумению считают вас президентом Украины. Мы тоже готовы поиграть в эту забавную веселую игру и не считать вас гауляйтером города Киева и окрестностей. Скажите, пожалуйста, кто будет линии электропередач восстанавливать – вы или мы? Мы не против, чтобы это восстановили вы. Но тогда восстанавливайте. Потому что непорядок, бесхозяйственность.

Эта ситуация очень страшная, но, извините, если вы полтора года бездельничаете, надуваете щеки на ширину плеч и рассказываете, какие вы великие, и думаете, что это вам сойдет с рук? На самом деле я чуть не сказал: не думайте, что это вам сойдет с рук. Но я же не прав. У нас же в правительстве Медведева все люди, которые занимаются электричеством, Крымом, экономическим развитием, региональным развитием, кстати говоря, у них же все хорошо. Они сейчас рассказывают, какие они сейчас будут предпринимать титанические усилия. Там же мысли нет, я подозреваю, ни у кого, чтобы кого-то наказать за эту катастрофу. За два миллиона людей без света. У нас сейчас не 1992 год, когда там города замерзали. Не война в Чечне, слава тебе, господи. И вот когда государство злостным образом не исполняет свои непосредственные обязанности, дальше начинаются очень неприятные события с очень неприятными последствиями.

Но что мы еще должны сделать? Вроде бы прекратили поставки угля. А где у нас официальное заявление, что в связи с актом государственного терроризма со стороны государства Украина мы это делаем? Не потому, что кто-то там забыл подпись поставить или какой-нибудь таможенник встал с левой ноги, а потому что это официальная политика. Украинское государство своими руками людей в Одессе не сжигало, это правда. Но оно не пыталось должным, внятным образом расследовать это преступление. В том числе против граждан Российской Федерации. Если вы не пытаетесь расследовать, значит вы минимум – соучастник. Почему позиция украинского государства, если оно существует, конечно, не получила в России до сих пор правовой оценки в связи с сожжением людей в Доме профсоюзов? Почему позиция украинского государства по истреблению людей в Донбассе и в Луганской области не получила правовой оценки до сих пор со стороны российского государства? Когда вы занимаетесь попустительством преступников, то вы тем самым провоцируете их на все большие, все более страшные преступления.

Поставки угля прекратились. Будем надеяться, что это правда. Будем надеяться, что это не энтузиазм какого-нибудь журналиста, сообщившего об этом, и это не двадцатичасовая пауза. Хорошо, но остальные поставки продолжаются. Газ они у нас вроде бы не покупают. Ну, может быть. А если они сейчас заплатят деньги – что, будем поставлять газ? Атомные электростанции Украины работают на наших атомных брикетах. А они, собственно говоря, не покупают у нас газ, потому что они покупают у нас атомное топливо. Есть такой Росатом, им руководит господин Кириенко. Если кто забыл, это человек, который возглавлял правительство Российской Федерации во время дефолта 1998 года. Вот в Крыму, можно предположить, это тоже дефолт Российской Федерации, только энергетический. Господин Кириенко позволяет Украине не брать наш газ, не брать наш уголь, не брать ничего, поставляя им топливо для атомных электростанций. Причем американцы с 2005 года пытаются запихнуть в украинские электростанции свои брикеты. Но это всякий раз кончается предаварийной ситуацией. Почему у нас вся дипломатия газовая? Почему у нас нет урановой дипломатии? А почему Газпром хотя бы что-то говорит, а Росатом ведет себя, как будто все ровненько, все нормально, как будто никого в Одессе не сжигали? Может быть, потому, что Росатом возглавляет человек из 90-х? Может быть, потому, что Росатом возглавляет человек, которого звали «Киндер-сюрприз» и «Киндер-дефолт»?

Где наша политика? Почему нет заявлений: ребята, вы там обесточили часть Херсонской области, но мы знаем, что вам безразличны люди, которые живут к северу от Крыма. Потому что, когда они перекрывали Северодонецкий канал, который поставляет воду в Крым, то они затопили часть территорий, которые к северу от Крыма. Там вода стояла вровень с уровнем земли. Там ничего нельзя было делать. Естественно, поскольку это демократия, поскольку это европейские ценности, на это никто не обращал внимания. Почему мы покупаем у них продовольствие до сих пор? И, вообще говоря, если такая пошла ситуация, ребята, мы не можем гарантировать, что они не будут воровать газ для Европы. Все, закрываем транзит. И пусть европейцы договариваются с ними сами. Мы не можем рассчитывать на надежность людей, что они будут обеспечивать транзит, когда они разрушают инфраструктуру.

Челышев:

— После того, как решим вопрос с энергопоставками, следует ожидать диверсий на других инфраструктурных объектах?

Делягин:

— Понимаете, в Донецке сейчас достаточно много диверсионных групп из Украины, вооруженных сил, которые занимаются там террором, убивают людей. Я вполне могу себе представить, что эти диверсионные группы будут переброшены и в Крым.

Челышев:

— Михаил Геннадьевич, не хочется накаркать, но после наведения энергомостов, после наведения мостов…

Делягин:

— Аксенов уже сказал, что нужно готовиться к худшему, что будет состояние отсутствия электричества до 22 декабря, когда планируется ввод в действие энергомоста.

Челышев:

— Все-таки до 22 декабря этого года – это, наверное, еще не так страшно, как могло бы быть, если китайское судно не доплыло еще до берегов Крыма. Китайское судно – кабелеукладчик. Потому что китайские кабелеукладчики будут этим делом заниматься.

Делягин:

— Оно полтора года плыло до берегов Крыма?

Челышев:

— Нет, месяц добиралось.

Делягин:

— Я просто говорю, что китайское судно – кабелеукладчик плыло месяц. А в блокадный Ленинград по дну Ладожского озера, какие там шторма, думаю, многие знают, осенью бывают на Ладожском озере, за 48 дней был проложен кабель. При тогдашних технологиях, при тогдашней технике, при войне.

Челышев:

— По сути, вручную.

Делягин:

— Вручную. Я думаю, что, если бы этим руководили нынешние представители правительства, то до сих пор Ленинград был бы в блокаде и до сих пор сидел бы без света.

Челышев:

— Возможно, вопрос немножко не по адресу, тем не менее. После того, как вся эта инфраструктура, соединяющая наш Таманский полуостров и Керчь, будет налажена, выстроена, насколько она будет уязвима для диверсий? Все-таки российская территория, казалось бы.

Делягин:

— Пока существует нацистская Украина, нужно понимать, что «Исламское государство» так называемое является нашей второй проблемой. С точки зрения угрозы терроризма. Поэтому, безусловно, эта угроза будет существовать. Кабель подводный, но его нужно будет охранять. Безусловно, должно быть несколько линий кабеля, резервный в том числе. И несколько линий водопровода, резервный в том числе. Чтобы, если что-то одно рвется по тем или иным причинам, то просто перекидываете нагрузку на другую линию, и все в порядке, у вас мигнул компьютер – и всё.

Челышев:

— Поговорим о российской экономике. Статистика, вы любите статистику, Михаил Геннадьевич. Правда, наверное, хорошую любите больше, чем плохую.

Делягин:

— А бывает хорошая статистика по России? Расскажите.

Челышев:

— Две трети россиян на Новый год сэкономят на подарках и деликатесах. Об этом пишет «Коммерсант» со ссылкой на данные опроса агентства маркетинговых исследований IRG.

Делягин:

— Это все-таки социология, а не статистика.

Челышев:

— По этим данным, 40 % граждан уменьшат свои траты на подарки. В прошлом году лишь 30 % граждан уменьшили свои траты. 35 % россиян снизят расходы на новогодний стол. В прошлом году было на 5 % меньше. 20 % россиян откажутся в этом году от деликатесов. В прошлом году таковых было 13 %. О чем это говорит?

Делягин:

— Приятно чувствовать себя частью двух третей российского общества. Конечно, не 89 %; но все-таки. Что тут скажешь? Вот передо мной статистика за октябрь. Оборот розничной торговли в октябре ниже прошлогоднего на 11,7 %. Надо сказать, что с марта по август спад розничной торговли, то есть спад нашего с вами потребления, грубо говоря, составлял 8-9 %, он не дотягивал до 10 %. В сентябре спад пробил 10 %, вот сейчас 11,7 % спад. То есть это очень серьезное сжатие, сокращение.

Челышев:

— Это к прошлому году.

Делягин:

— К аналогичному периоду прошлого года. Октябрь прошлого года был не сладким временем. Ноябрь – ситуация улучшится, потому что в ноябре была очередная волна ослабления рубля, ноябрьские праздники в том году. Ситуация была хуже. Но тем не менее, у нас идет сжатие потребления. При этом нужно понимать некоторые мелкие статистические нюансы. Динамика розничной торговли считается Росстатом на основе официальной инфляции. Это правда, это логично, потому что попробовали вы считать на основе неофициальной инфляции, будучи официальным органом. Между тем, методология подсчета официальной инфляции такова, что реальная инфляция, по моим ощущениям, вот сейчас занижается раза в два. Когда инфляция высокая, она занижается где-то в 2,5 раза, сейчас время инфляции низкое, она занижается раза в два. Это ощущение, это оценки.

На самом деле там учитывается покупка мебели, покупка автомобилей. Из помидоров и огурцов я не помню, что учитывается, что не учитывается, но зато копка могил, например, учитывается тремя разными способами. Там сложная система. Мы редко покупаем меховые шубы, мы не очень часто, особенно сейчас, покупаем автомобили, люди из автосалонов поправят меня, дешевле 4 млн. рублей. Мы не очень много покупаем мебели. И так далее, и так далее. Цены там стагнируют, и они сдерживают официальную инфляцию. Поэтому, когда мы смотрим на нашу потребительскую корзину, то реальность в два раза выше. Я привык поливать заслуженной грязью наше доблестное государство, которое потакает произволу монополий, в частности, естественных монополий и закрывает глаза на безумное завышение тарифов. Но вроде бы в этом году повышение тарифов будет незначительным на федеральном уровне. Регионы уже – кому как повезет, на федеральном уровне вроде бы будет незначительное. Но это мало кому помогает. Мы уже должны сказать, что это не 11,7 %, а это процентов 20 в реальности. Дальше. У нас экономика какая? Коррумпированная и высокомонополизированная. И коррупция и произвол монополий практически безнаказанны. Кто собирается спорить, я могу напомнить фамилию госпожи Васильевой. И могу продолжать напоминать эти фамилии достаточно долго.

Таким образом, в такой экономике верхние 5-10 %, разные есть оценки, они никогда не обеднеют. Они только богатеют или сохраняют уровень потребления на прежнем уровне. Кстати, одна из проблем сейчас российского бизнеса, знаете, какая? Что доблестные вымогатели, как неожиданно оказалось, они привыкли тратить в валюте. Они привыкли получать взятки в рублях, а деньги тратить во Франции, в Италии, в Испании, в Великобритании, в Соединенных Штатах Америки, в Черногории в крайнем случае. И, когда произошла девальвация рубля двукратная, вдруг оказалось, что для того, чтобы поддерживать привычный для них уровень потребления, им нужно вымогать взятки в два раза больше. Вот это одна из причин той беды, которая сейчас накрывает малый и средний бизнес в Российской Федерации. Помимо плохой конъюнктуры, помимо того, что крупный бизнес их давит, в том числе через государственные дружественные структуры, чтобы не делиться с ними спросом, который стал в дефиците. Еще и вот эта напасть на них свалилась тоже. Что это означает? Это означает, что если уровень потребления в среднем упал на 10 %, а у верхней части хотя бы остался прежним, значит для основной части общества он сократился еще сильнее. Вот можно сказать, что основная часть россиян – 80 % или чуть больше – реальные доходы сжались на 30 %.

Челышев:

— Для экономики в целом эффект, значение этой цифры гораздо более широкое? Если люди стали меньше покупать, значит, получается, производители либо начали меньше производить, либо избавляются от нераспроданных остатков. Например, если речь идет о каких-то скоропортящихся продуктах.

Делягин:

— Во-первых, идет распродажа остатков. Не скоропортящихся продуктов. Во-вторых, идет повышение цен. Оно в целом сейчас небольшое, но по отдельным направлениям имеет место. Дальше, сразу утешу, у нас все очень хорошо в федеральном бюджете. Вот когда кричат, что надо срочно приватизировать Сбербанк и наполнить деньгами бюджет, как господин Кох, который сейчас обвиняется в контрабанде, кричал в 1997 году, вот новее Кохи говорят, на мой взгляд, неправду. Потому что федеральный бюджет от денег захлебывается. По итогам первых десяти месяцев годовой план по доходам выполнен на 90 %. Из-за более высокой инфляции, из-за более высокого курса рубля, из-за всего. Так что неиспользуемые остатки средств на счетах федерального бюджета – 10,4 трлн. Дефицит крошечный, а в августе-сентябре был вообще профицит. А с начала года накопленный дефицит в три раза меньше, чем заложено в федеральном бюджете. 1,2 % ВВП против 3,7 %.

Тут пришла потрясающая новость. Пришло сообщение о том, что министр экономического развития Российской Федерации, уже само название министерства звучит издевательски, какое сейчас экономическое развитие, — бывший помощник Гайдара Улюкаев заявил о том, что рецессия в экономике России закончилась. Правда, сообщение в Росбизнесконсалтинге с грамматическими ошибками – «рецессия в экономиках», ну, какие министры, такие, соответственно, и комментаторы. На месте господина Евгения Петросяна, великого сатирика, известного очень, я бы очень сильно озаботился. Потому что, по-моему, господин Улюкаев занимается недобросовестной конкуренцией. Он реально создает угрозу рыночным позициям господина Петросяна и многих других людей. Потому что сам господин Улюкаев признает, что экономический спад в этом году будет 3,7 %. Там можно поспорить – 3,5 или 3,8 %, четвертый квартал будет отчетливо лучше. Ноябрь-декабрь будут лучше, чем предшествующий период года, просто потому, что ноябрь-декабрь прошлого года были совсем плохие. А сейчас у нас некоторая временная стабильность. Но обещать нам экономический рост уже в следующем году – это, знаете, Минэкономразвития у нас каждый квартал обещает рост, начиная со следующего квартала. А потом у них что-то волшебным образом не срастается.

Никаких причин для экономического роста, кроме сугубо статистических, кроме эффекта базы, нет. И подобного рода заявления небезобидны. Потому что у людей возникают иллюзии. Вот мы с вами хотели поговорить про московскую недвижимость. «Трансаэро» как обанкротилась, на мой взгляд. Они слушали заявления всяких Улюкаевых, всех этих официальных лиц, что завтра будет лучше. И говорили: ребята, завтра же будет лучше, мы будем больше летать, мы будем больше возить пассажиров, дайте нам кредит перекредитоваться до завтра. И дотянули дело до полной катастрофы, когда уже стало ясно, что невозможно давать кредиты, и это банкротство. Вот то же самое сейчас может произойти с большим количеством людей, которые, как «Трансаэро», слушают все эти официальные заявления и ждут, что завтра будет лучше. Ну, а завтра все время отодвигается на следующий квартал. Как в истории: мы идем к коммунизму, но кормить в пути никто не обещал.

Челышев:

— С московской недвижимостью все было в порядке и во время кризиса 2008 года, и в прошлом году, когда у нас резко подскочили доллар и евро. Правда, замедление тогда началось, но оно весь этот год продолжается.

Делягин:

— Значит так, кризис конца 2008 – начала 2009 года длился полгода. Продажи просто встали. И всё. Это первое. Второе. Что значит – с ней ничего не стало? Да, в рублевых ценах не стало. Долларовые цены все-таки просели. Я не специалист по рынку, потом они вроде бы частично отыграли спад, но уровня весны 2008 года они уже не достигли. В валютном выражении, разумеется, не в рублевом. Потому что при рубле, который отпущен госпожой Набиуллиной то ли в свободное плаванье, то ли, извините, в пешее сексуальное путешествие, по нему судить о чем-либо достаточно сложно. Он вчера 70, завтра 50, а потом 65, как последние колебания.

Сейчас у нас долгий кризис, это всерьез. Это длительный период. И рынок смотрит вниз и будет смотреть туда дальше. И кто этого не понял, тому можно только посочувствовать. При этом у нас достраивается по всей России очень много объектов недвижимости, которые были заморожены, готовность 70 %, готовность 80 %, до выяснения. Это сейчас достраивается и вводится в строй. И вот те вводы, которые идут сейчас, это ввод жилья в эксплуатацию, которое достраивается. У нас продолжается введение жилья. Оно, конечно, меньше, чем в прошлом году, если брать месяц к месяцу. Где-то с июня месяца, с июля. Но этот процесс продолжается. Денег у людей нет. У людей полная неопределенность. Они не хотят брать кредиты, совершенно разумно, потому что не знают, чем возвращать. Все уже насмотрелись на этих бедолаг с валютной ипотекой и так далее. Спроса нет. С другой стороны, те люди, у которых есть деньги, а такие есть, они смотрят на этот медленно валящийся рынок и говорят: нет, ребята, зачем же я сейчас-то буду покупать? Я подожду и через полгодика куплю то же самое сильно дешевле.

Когда сейчас осуществляются сделки, люди приходят на сделку и, не глядя, просят скидку 15 % от той цены, которая заявлена. Иногда 10 %. Если им не дают, они просто разворачиваются и уходят, потому что они обоснованно полагают, что они прекрасно эту квартиру по этой же цене купят со скидкой, просто чуть позже. При этом у нас существует фетишизм в отношении квартир. Он связан с длительным кризисом жилищным, который, собственно говоря, сейчас предельно острый, потому что людям негде жить в прямом смысле слова. Люди многие полагают, что квартира – это актив. Господа, в условиях кризиса, в условиях кризиса с такими замечательными министрами экономического развития и даже председателями правительства, как у нас сейчас, квартира – это пассив. Не она будет работать на вас, а вы будете работать на нее.

Челышев:

— Ситуация на валютном рынке — вновь доллар и евро как-то вверх смотрят.

Делягин:

— А куда ж им еще смотреть?

Челышев:

— Под Новый год, ближе к концу декабря, этот повышательный тренд продолжится? Рубль по-прежнему будет слабеть?

Делягин:

— Перед Новым годом у нас зона спекулятивного хаоса, который спрогнозировать сложно. Потому что все поехали отдыхать, а люди, которые играют на этих рынках, это богатые люди, у них всегда все хорошо. И даже маленькое спекулятивное воздействие в любую сторону может стать решающим. Но я считаю, это моя оценка, я так думаю, гипотеза, что поскольку нам в декабре выплачивать последний пик выплат по внешнему долгу – порядка 23 млрд. долларов, это раза в три больше, чем в обычный месяц, поскольку Банк России не будет заниматься обеспечением стабильности валютного рынка, то рубль провалится. А в первом квартале следующего года, опять-таки после новогодних каникул, он должен укрепиться. Потому что экспортеры будут зарабатывать валюту как ни в чем не бывало. Внешних выплат нет, денег у населения нет. После Нового года вдвойне нет и втройне нет. И, соответственно, спрос тоже весьма ограничен. Поэтому после Нового года он должен укрепиться. Ненадолго. На некоторое время. Вот такая у нас впереди динамика по валюте.

Челышев:

— Еще один вопрос. Мы бомбим уже в том числе инфраструктуру «Исламского государства» нефтяную, а нефть в цене не растет. Почему? Когда вырастет?

Делягин:

— Во-первых, немножко подросла. Было 43,7, выросла на доллар за баррель на сегодняшний момент. Был рост даже на 2 доллара за баррель. Действительно, мы только-только начали, слава тебе, господи.

Челышев:

— Это правда.

Делягин:

— Наши летчики сейчас охотятся за бензовозами. Дорогие друзья, там есть нефтепровод. Из оккупированной «Исламским государством» части Сирии в Турцию идет нефтепровод. Что вы будете бензовозами таскать эту вязкую нефть? Вы можете сжечь бензовозы. Замечательно, прекрасно. Даже американцы начали жечь бензовозы. Это хорошая новость. Но бензовозами возится не очень большая часть нефти. А самое главное, что это рынок ожиданий. У нас сейчас ФРС решает, у нас сейчас ОПЕК решает, и все ждут 4 декабря, когда будет решать ОПЕК.

Антон Челышев, Михаил Делягин

Источник: msk.kp.ru

Related posts:

 
Статья прочитана 9 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля
Сентябрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
« Авг  
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Архивы

Рубрики

Читать нас

Связаться с нами

dimdan@inbox.ru