Сегодня: г.

Позывной «Стингер»: от Донбасса до Бутырки

Добровольца, воевавшего на юго-востоке Украины, обвиняют в сбыте наркотиков.

Руслан Азизов (позывной «Стингер») – участник боевых действий на востоке Украины и не только, награжденный лично Путиным медалью «За отвагу», перешел дорогу каким-то важным людям. Вероятно, из «своих». Так считает его адвокат. Сейчас «Стингер» сидит в Бутырской тюрьме, ожидая  этапирования в колонию. Он осужден за хранение и сбыт наркотиков.

«Складывается впечатление»

По мнению адвоката Азизова Иоанны Политиковой, в деле ее подзащитного отмечен ряд нарушений уголовного и уголовно-процессуального права. А мотивом указанных нарушений, как она считает, является национальная нетерпимость, неприязненное и даже враждебное отношение сотрудников правоохранительных органов к лицам кавказской национальности.

Азизов был задержан в апреле 2014 года в салоне своего автомобиля Lada Priora в московском районе Ясенево вместе с уроженкой Кыргызстана Койчумановой, которая ехала вместе с ним.

Адвокат описывает ситуацию следующим образом: к машине подъехал экипаж ДПС и сотрудник полиции «в резкой форме, дав при этом негативное оценочное суждение о умственных способностях Азизова, потребовал у него предъявить документы». А увидев их, в том числе удостоверение ветерана боевых действий, сказал, что у каждого второго «хача» есть такие, и потребовал покинуть машину.

На Азизова надели наручники, в его машине обнаружили героин, а у девушки, ставшей впоследствии главным свидетелем обвинения, – предметы для употребления наркотического средства.

По данным защитника Азизова, Койчуманова была девушкой его знакомого – русского, который чуть позже вместе с ним воевал на Донбассе. Н связи с этим другом у Азизова давно нет. Почему Азизов решил встретиться с девушкой, Политикова не уточняет.

Уже после инцидента выяснилось, что Койчуманова была четырежды судима. «Складывается впечатление, что Койчуманова подставила Руслана. А тот факт, что она, единственный свидетель, вскоре умерла от «передоза», лишь добавляет сомнений», – отметила защитник.

«Все равно уезжает погибать»

К тому времени Азизов решил стать добровольцем и ехать на Донбасс, и на тот момент, когда его повязали, он уже был в процессе набора в отряд добровольцев. Поэтому предъявленные дознавателем документы, в которых он признал вину в хранении  наркотиков, подписал, не читая. По словам адвоката, он считал, что все равно уезжает погибать.

 «Руслан провоевал там почти год, а к 9 мая 2015 года от руководства Чечни поступил приказ, чтобы все чеченские добровольцы немедленно покинули Донбасс. Он приехал в Ростов, должен был подлечиться в госпитале: у него контузия, паховое ранение и ранение в локтевой сустав. На парад 9 мая приехали правоохранители из Москвы и задержали его, а потом перевезли в Москву», – рассказывает адвокат.

Нашу собеседницу удивляет, что дело Азизова взяла под свой личный контроль прокурор Черемушкинского района Яшенкова.

«Дело против Азизова велось по статье о хранении и сбыте наркотиков. Затем сбыт убрали. Потом опять вернули это обвинение. Я прихожу к следователю, говорю: «Вы издеваетесь?» Она говорит: «Ничего не могу, извините, прокуратура сказала возбуждать».

Я прихожу на личный прием к Яшенковой, которая внезано начинает про то, что «наркоманы должны сидеть». Поделилась историей своего дедушки, тоже военного, который постоянно говорил, что «надо пить, а не колоться».

Весь этот бред мне пришлось оборвать вопросом: «Вы же понимаете, что состава нет?», на что Яшенкова внезапно заявляет: «По моей инициативе возбудили «сбыт», и он (Руслан) уедет из зала суда именно с этой статьей, дело у меня на личном контроле», – поведала Политикова.

По ее словам, следствие изначально предлагало убрать сбыт за 500 тысяч рублей, «исключительно из уважения к семье». «Это мне рассказал адвокат, который был передо мной. Из общения с коллегами выяснили, что этот район вообще славится тем, что, следствие любит использовать этот трюк: говорят, вы нам дайте, мы прекратим, а потом дело возвращается. То есть деньги берут, а потом возвращают на возбуждение, заявляя: «Извините, это уже не мы»», – пояснила Политикова.

Стремительный судебный процесс

Так или иначе, расследование дела против Азизова, который более года воевал на Донбассе и, вероятно, надеялся, что его правонарушение может быть заглажено из-за пролитой за Россию крови, было возобновлено и уже рассмотрено судом. 9 декабря он приговорен к пяти годам колонии строгого режима.

«У прокурора Солина на суде была странная реакция. На протяжении всего суда акцентировал внимание на том, что ДНР и ЛНР – самопровозглашенные республики, что Украина – это Украина, Россия – это Россия, и не надо путать, не надо говорить, что вы защищали Россию… Ну и все в таком духе», – констатирует защитник Азизова.

Ей кажется странным весьма стремительный характер судебного процесса. Судья не посчитала нужным удовлетворить ходатайство защиты о вызове эксперта из Института психиатрии имени Сербского, не дала защите подготовиться к прениям и очень быстро свернула процесс, молниеносно вынеся приговор.

У Азизова еще не вышел срок подачи апелляции. «Но уже в понедельник с утра за Русланом уже пришли: собирайся на этап. Очень торопились его отправить из Бутырки. Он объяснил, что жалобу уже подали. Пока его оставили», – говорит адвокат.

«Он же молчать не будет»

Адвокат утверждает, что на Азизова в Бутырке пытаются оказать психологическое и даже физическое давление:

«В СИЗО в соседней с Русланом камере на прошлой неделе молодого чеченца избили пять армян. Причем вели себя нагло, он им сказал: «Давайте уже вести себя по-нормальному», он только заехал. Молодой, спортивный – как все чеченцы. И его просто – побоялись, естественно, один или два – сразу впятером по голове стукнули, а потом уже запинали. Армянам не понравилось, что он сказал против, и так избили, что даже чуть ли глаз не вырвали, он кричал: «Помогите!», но никто из вертухаев не подошел, его увезли в обычную больницу.  Там, насколько я знаю, даже вроде уполномоченный по правам человека приезжал, но он сказал, что ничего писать не будет. И сейчас его вернули обратно на Бутырку, и он с положенцем в камере.

На следующий день у Руслана в камере началось. Тоже начали его специально прямо выводить на конфликт, а Руслан – он же молчать не будет, если там про его нацию или там про этого чеченца какие-то гадости говорят. То есть он встает на защиту. Не с кулаками, естественно, а словесно. Ну и все, просто поднялись за него несколько человек, а остальные против. И один просто взял табуретку, сзади подбежал со спины.

Руслан говорит, что позу в это время менял – отбиваться то есть. Большой Ислам – вор в законе, который держит Бутырку, – запрещает распускать руки, даже если тебя бьют, ждать до последнего, поэтому Руслан раскидывает людей – не бьет, он раскидывает.

И получается, пока Руслан менял позу, ему сзади прилетела табуретка прямо по плечу с размаху. Тяжелая такая, хорошая табуретка. Он говорит: я поворачиваюсь, смотрю, а там русский такой хиленький стоит.

Руслан на вид страшный, когда в гневе. И этот русский испугался, к двери побежал, начал ломиться. Руслан обернулся: а у того шило в руке, заточка. Он хотел его по башке долбануть табуреткой – так же, как перед этим чеченца, видимо, и все, Руслан бы отключился и – пожалуйста: заточка, серьезное нарушение», – пояснила адвокат.

«Руслана очень торопятся отправить по этапу. У меня есть негласная информация, что он заказан. Что сделают все, чтобы его достать. Заказан, возможно, своими. Слишком много знает. Как говорится, сделал свое дело – должен уйти», – полагает Политикова.

Рустам Джалилов, Магомед Эдильсултанов

Источник: kavpolit.com

Related posts:

 
Статья прочитана 23 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля
Ноябрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
« Окт  
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Архивы

Рубрики

Читать нас

Связаться с нами

dimdan@inbox.ru