Сегодня: г.

Сергей Полунин: сложно решиться на пробы, потому что в кино ты никто

Сергей Полунин: сложно решиться на пробы, потому что в кино ты никто

На российские экраны вышла экранизация романа Агаты Кристи «Убийство в «Восточном экспрессе» Кеннета Браны. В путешествие на роскошном поезде, помимо режиссера, отправились Джуди Денч, Пенелопа Крус, Джонни Депп, Мишель Пфайффер и другие. Роль таинственного графа Андрени сыграл артист балета Сергей Полунин, бывший премьер Королевского балета в Лондоне, а также премьер Московского театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, приглашенный солист Новосибирского театра оперы и балета и Баварского балета.

На российскую премьеру фильма Сергей Полунин приехал в Москву. Он представил картину, а также дал интервью корреспонденту «Интерфакса» Анне Нехаевой и рассказал о работе с Кеннетом Брана, особенностях работы в балете и принципах не играть «плохих» русских.

— Как вы попали в фильм «Убийство в Восточном экспрессе»?

— После документального фильма («Танцор» 2016 года режиссера Стивена Кантора о биографии Сергея Полунина — ИФ) в студии 20th Century Fox заинтересовались моей персоной и, наверное, предложили режиссеру Кеннету Брана рассмотреть мою кандидатуру на роль графа Андрени. Должен сказать, что было сложно решиться прийти на пробы, потому что, говоря о моем случае, — в балете ты кто-то, а в кино никто. И если бы мне на первых пробах сказали «нет», это могло убить мое желание попасть в проект. Это было бы непросто и для моего эго — ведь оно защищает от всего, что может сделать тебе больно.

— Успех придал вам уверенности в своих глазах, в профессиональном плане?

— На самом деле сначала я придумал все возможные отговорки, чтобы на эти пробы не ходить. (Смеется). Но после принятия решения, после этого шага понял, что как-то вырос в личном плане. Осознал, что не надо думать — надо идти и делать. И я бы всем посоветовал придерживаться такого принципа. Потому что многое не происходит из-за того, что люди отговаривают себя от тех или иных шагов. Все возможно, главное просто ставить цель и идти к ней.

— Как вы считаете, почему роман Агаты Кристи, опубликованный более 80 лет назад, продолжает интересовать читателей, на его основе снимают фильм? Что в этой истории современного?

— Мне кажется он интересен, потому что затрагивает сильные человеческие эмоции и чувства. Агата Кристи просто «работала» с человеческими чувствами — такими как злость, месть, любовь, правда. Она показывала их в красках. Поэтому история про «Восточный экспресс» всегда будет интересна, современна и будет привлекать зрителей или читателей. Возможно, мы когда-то изменимся, сможем с этими чувствами бороться, но это вряд ли.

— А есть ли у вас что-то общее со своим персонажем из «Убийства в Восточном экспрессе»?

— Я его «построил» и играл полностью основываясь на своих ощущениях, впечатлениях, отношениях. Некоторые качества, как например явную агрессию или физическое применение, — конечно, усилил. Просто «углубился» в себя и построил персонажа. Но Кеннет помогал — задавал мне вопросы, чтобы я находил на них ответы, чтобы лучше понять героя.

— Каково было работать с Кеннетом Брана? Как он совмещал роль актера и одновременно режиссера на площадке?

— У него есть талант ощущать пространство и когда он находится в кадре — все подмечает и понимает. В фильме есть сцены, в которых занято 12 актеров — например когда в вагоне-ресторане Восточного экспресса собираются главные действующие лица, и герой Пуаро общается со всеми ними. После того, как отснята сцена, Кеннет подходит к каждому и говорит как можно попробовать обыграть ситуацию чуть иначе. Он настоящий талант.

— Он давал какие-то советы вам? Что запомнилось больше всего?

— Не так много советов и меня это озадачивало — то ли это хорошо, то ли не очень. (Смеется) Он попросил изменить несколько моментов, в том числе хореографию движений в сцене с женой моего героя, графиней Андрени. Но в целом от работы с Кеннетом у меня создавалось впечатление полной защиты и тепла. И это именно то, что было нужно. Потому что мне в принципе не нравится, когда много поучают.

— В балете эта схема тоже для вас действует?

— Абсолютно. В балете я вообще «в ноль» работаю — то есть вообще не люблю чтобы мне что-то говорили. Я даже без педагога работаю. По принципу «оставьте меня в покое», я самостоятельно создам и выйду на сцену. В балете это настолько для меня действует, что я даже не репетирую, просто выхожу и делаю. Дело в том, что мне самому так интереснее. Но для этого должна быть сильная уверенность в том, что ты делаешь. Это элемент сюрприза — как для зрителей, так и для себя в том числе.

— В 2018 году выходит другой фильм с вашим участием, «Красный воробей» с Дженнифер Лоуренс в главной роли. Расскажите, в кого вы перевоплотились?

— Я играю русского бойфренда героини Лоуренс. И я там не то чтобы плохой русский, но у меня там много плохих качеств. (Смеется). Я именно такое зло в чистом виде.

— А как вы относитесь к тому, что русских или восточноевропейцев в целом зачастую изображают в одинаковом ключе, создают образ из сплошных клише?

— Смотря в каком контексте. Например я отказался от одного фильма, который был очень хорош, но там так затрагивали русских, что я не смог через это переступить. Все же важен какой-то принцип. Другой разговор, когда речь про кино скажем так развлекательное, как в «Красном воробье», где главная героиня русская… Но, честно говоря, я не прочитал полностью сценарий. Я задавал этот вопрос режиссеру (Френсис Лоуренс — ИФ) перед съемками, объяснив, что не хочу участвовать в проекте, если в нем что-то «против», но он объяснил, что главная героиня русская, и он понимает, что это тонкий вопрос, поэтому будет аккуратно обыгрывать этот момент.

Related posts:

 
Статья прочитана 12 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля
Декабрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
« Ноя  
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Архивы

Рубрики

Читать нас

Связаться с нами

dimdan@inbox.ru